RSS
Государство. Бизнес. Инновации

​О бедном Байкале замолвите слово


В последнее время экологические проблемы Байкала настолько обострились, что стали предметом обсуждения в ведущих СМИ и заботы Минприроды. Главные проблемы - падение уровня воды и бурное размножение зловредной водоросли – спирогиры. Чтобы понять их правильно, надо рассмотреть историю вопроса.


Это страшное слово – волюнтаризм


Ещё семь лет назад вытащил я из моря информации всемирной паутины сайт slon.ru, а на нём копия письма хозяина «Русала» г-на Дерипаски №403/13 от 20.09.2009 премьеру Путину В.В. 

И просил заводовладелец власть обеспечить сработку озера Байкал на 0,5 метра. И дало бы это мероприятие (по предварительным расчётам) 16 миллиардов тонн воды на турбины Иркутской, Братской и Усть-Илимской ГЭС. Важно сразу пояснить техническую суть просьбы руководства «Русала». Большинство сограждан не подозревает, что Байкал давно уже не озеро.


Иркутской ГЭС, которая регулирует уровень озера Байкал, исполняется в 2016 году пятьдесят семь лет. Главной особенностью этого сооружения является то, что оно превратило славное море в водохранилище, подняв его уровень на 1,46 метра. Кроме того, водохранилище затопило часть Транссибирской магистрали по берегу Ангары, и новую железную дорогу пробили через горные хребты к станции Слюдянка на южном берегу, что стоило немалых средств. Пришлось переносить из зоны затопления почти весь посёлок Усть-Баргузин, что на восточном берегу Байкала, в Баргузинском заливе, реконструировать причалы и т.п. Но главное – нарушен водный режим этого уникального водоёма. 


Байкал совсем не тот, что в старых песнях. Какое это море, если его заперли плотиной? Гидроэнергетики считают его вкупе с зеркалом Ангары выше плотины водохранилищем, о чём с радостью доложили дорогому Никите Хрущеву - фактически единоличному руководителю СССР в то время. А он любил крутые повороты, масштабные свершения, космические полёты. Был последователем нигилиста Базарова: «Природа не храм, а мастерская». Я бы не судил его слишком строго, он овладевал знаниями в Промакадемии, где учили обуздывать энергию стихий и превращать её в электричество (впрочем, Н.С. Хрущев этот ВУЗ не закончил, уйдя оттуда в бурную политическую жизнь 30–х годов, стал горячим приверженцем линии Сталина).


Хотелось бы, чтобы нынешние высококультурные и образованные россияне питали хотя бы малую симпатию к сокровищам родной природы - плотин-то много, а Байкал один. Исчезла под водой плоская скала, делившая исток Ангары на 2 рукава. По бурятскому преданию её бросил старый Байкал вдогонку своей своевольной дочери, но не сдержал громадный камень прыткой красавицы – убежала она к соблазнителю-Енисею. А вот 3 плотины укротили могучую реку, сейчас четвёртая возведена. 


Надо сказать, что однажды Иркутская ГЭС крепко помогла Байкалу. После сооружения плотины Братской ГЭС в чьей-то горячей голове возникла перспективная идея – взорвать скальную перемычку у истока Ангары и опустить уровень озера метров на 20, чтобы заполнить Братское водохранилище и быстрее запустить турбины. По зрелым размышлениям стало понятно, что для пропуска такого потока надо разрушить, хотя бы частично, плотину Иркутской ГЭС, и от смелой идеи отказались. Вот вкратце история вопроса.


Сегодняшняя ситуация на славном море – следствие гидростроительства на Ангаре. Сейчас уровень воды в нем может поднять или опустить один человек – оператор Иркутской ГЭС, подняв или опустив затворы плотины. В 2015 году он воду спускал, по–видимому, для быстрейшего заполнения водохранилища Богучанской ГЭС и вывода её на полную мощность. Главный вопрос сейчас: хорошо это или плохо?


Что такое хорошо, и что такое плохо?


Внешне Байкальское водохранилище выглядит неплохо: чистая вода, свежий ветер, на гламурных участках побережья растут гостиницы и особняки, везде продаётся омуль, правда с каждым годом всё более мелкий, но это уже не «славное море». Быстрый подъём воды на почти полтора метра вызвал у озера шок, его энергия стала тратиться на саморегулирование. Берега сформировались за сотни тысяч лет. Прибрежные скалы были окаймлены полосой галечных пляжей, которые гасили энергию волн, а с 1959 года штормовой прибой разрушает берега, вызывая оползни и обвалы. Скалы крепкие, разрушаются медленно, крупных обрушений не было, но как знать, что произойдёт через 100 или 200 лет? 


К тому же вся котловина Байкала сейсмоактивна. Прецендент был в Италии в 1963 году - в водохранилище на альпийской реке Вайонт обрушился оползень, вызвав цунами, плотина выдержала, но гребень волны перехлестнул через верх и обрушился в долину, вызвав разрушения и жертвы. Берег Байкала разрушается и зимой - метровый лёд с огромной силой давит на горные обрывы, сокрушая камень. Раньше льдины просто наползали на пляж, а сейчас давят в коренной берег. 


Не лучше ситуация и на низменных участках побережья. Взять хотя бы Баргузинское взморье – так называются подобные ландшафты. За цепью прибрежных дюн – песчаная равнина, покрытая издавна хвойным лесом, как в Паланге или Пицунде. Но после подъёма воды на 1,5 метра дюны остались, а равнина заболотилась. На низменных участках берега, в устье Селенги и верхней Ангары штормовые волны разрушали илистый грунт и торфяники размывали луга и пойменные леса. Десятки миллионов тонн жидкой грязи, торфа, мертвого леса и кустарника понесло волнами в озеро, отгоняя от берегов и нерестилищ благородную рыбу. К тому же и сами нерестилища в низовьях рек оказались затопленными. Это главная причина провального падения уловов на Байкале в конце 50-х – начале 60-х. 


Благодаря телевизионным репортажам у публики создалось впечатление, что в бедах озера виноват целлюлозный комбинат. Он, конечно, воздух не озонировал, но его вклад в общее загрязнение невелик. Стоки он чистил, технически можно было вообще ввести замкнутый водооборот. Большой шум в телеэфире вызвал у меня смутное подозрение, что кому-то понадобилась лесосырьевая база целлюлозников, уж очень доходен экспорт кругляка в Китай.

Сейчас целлюлозный комбинат закрыт. Он, кстати, принадлежал финансовой группе «Базовый элемент», которая имеет тех же хозяев, что и «Русал», а он, по сути, является заказчиком Богучанской ГЭС. В свою очередь, последнее обострение экологических споров вокруг Байкала связано с этой ГЭС и с компанией «Русал», которая является основным потребителем энергии электростанций Ангарского каскада. Экологическую проблему подают в СМИ как «катастрофическое обмеление озера Байкал». В этом паническом высказывании заключено сразу несколько ошибок, и фактически такой подход только дезинформирует общественность. Прежде всего, проблема относится к Байкало-Иркутскому водохранилищу (так по правилам должен называться этот водоём).


Чтобы вывести байкальскую экосистему из шокового состояния, надо вернуть ей фактически статус озера. В котором она находилась десятки миллионов лет. Технически это сделать много проще и дешевле, чем 50 лет назад превращать славное море в водохранилище - не надо, например, строить новые железные дороги. Более того, 1,46 метра дополнительного уровня воды - это порядка 45 млрд. тонн накопленного экологически чистого энергоресурса, пропустив который через турбины трёх ГЭС можно немало электричества наработать. И, редкий случай, заинтересованные структуры есть, им экологически доброе дело денежную пользу принесёт. 


Я не склонен упрощать ситуацию. Прежде всего, это не вопрос компетенции отдельных предпринимателей или Правительства. Необходимо законодательно оформить задачу: вернуть Байкалу природный статус озера, опустить уровень воды в водохранилище Иркутской ГЭС на 1,4 – 1,5 метра и не поднимать его ни при каких обстоятельствах. Ученым же нужно определить оптимальный временной промежуток процесса (год, два, десять). А СМИ – дать общественности реальную информацию о проблемах «славного моря», его прошлом и настоящем.

В любом случае нынешнее положение, когда бесценной байкальской водой распоряжается начальник смены иркутской ГЭС, абсурдно.


Общий тон большинства публикаций таков, что главная проблема Байкала - обмеление, надо бы вновь добиться повышения уровня воды до уровня последних десятилетий (плюс 1, 46 м к природному озерному последних тысячелетий). Но это глубокое заблуждение! Прежде всего, необходимо стабилизировать нынешний низкий уровень Байкало – Иркутского водохранилища. Для крупных водных экологических систем нет ничего хуже произвольных колебаний, живые организмы не в состоянии к ним приспособиться. Сегодняшнее падение уровня – шаг к стабильному состоянию уникального водоема, т.е. трансформации водохранилища в озеро, каковым оно было изначально, и данное явление положительно. Важно, что оно состоялось. Главная задача научного сообщества в сложившихся обстоятельствах – определить скорость приведения озера в исходное состояние.


Экономические аспекты возврата Байкала в природное изначальное состояние многообразны, но конечная сумма будет плюсовой. Слив с поверхности озера порядка 30 миллиардов кубометров воды и пропустив их через через турбины ГЭС ангарского каскада, можно дополнительно получить свыше 10 миллиардов кВт –ч. Электроэнергии. Это компенсирует потери мощности Иркутской ГЭС, связанные с уменьшением подпора воды на 1,5 метра, на десятилетия вперед. Значительно увеличится площадь пляжей на побережье, благодаря чему улучшатся условия для отдыха в этих замечательных местах. Высохнут прибрежные болота, что существенно оздоровит экологическую ситуацию, поскольку на месте болот начнет расти лес (он и рос там до постройки плотины Иркутской ГЭС). Прибрежные леса являются лучшим природным фильтром для озера, поскольку корневая система деревьев поглощает биогенные элементы (фосфор, калий, азот, серу) и направляет их на рост собственной биомассы. Высыхание заболоченных участков существенно снизит численность комаров и клещей. Осушение заболоченных берегов даст также возможность развернуть строительство туристической инфраструктуры, что приведет к росту потоков отдыхающих, и, соответственно, появятся новые рабочие места и вырастут доходы местных бюджетов. Наконец, прекратится разрушение берегов и оползневые явления, и это также станет благом для самого глубокого озера планеты.


Что касается водоросли спирогира, то данная проблема сравнительно новая, она не связана непосредственно с возведением плотины Иркутской ГЭС. Играет роль и рост температуры верхних слоев воды озера - водохранилища вследствие потепления климата, и увеличение концентрации растворимых фосфатов в водной толще, и бурное индустриальное развитие Монголии, из –за чего река Селенга – главный приток Байкала, несет все больше загрязнений в озеро. Но я бы поставил на первое место лесные пожары на берегах впадающих в озеро рек, летом 2015 года они носили катастрофический характер. В огне биомасса древесины минерализуется, т.е. превращается в золу. Фосфор и калий из золы вымываются дождями и половодьем и в виде растворимых солей стекают в озеро, причем в огромных количествах. И нет разницы, выгорела тайга на берегу Байкала, либо в сотне километров от него в верховьях Баргузина и Верхней Ангары - все равно растворимые фосфаты будут в озере.

Но, в целом, возвращение озера в исконные берега будет благоприятным для самоочищения воды и сокращения ареала спирогиры. Осушение прибрежных илистых мелководий сократит поступление биогенных веществ в озеро. Восстановление полосы пляжей по всему периметру озера будет способствовать его самоочищению, ибо они являются природными фильтрами. Данный эффект существенен, и он твердо установлен экологами.


Последнее замечание по поводу международного опыта ликвидации водохранилищ и возвращения к первоначальным природным ладшафтам. Сейчас возникла тенденция к сносу плотин, в основном, по экологическим соображениям. В США и Франции, например, сносится больше плотин, чем строится новых. Наше предложение не столь радикально, и сводится к небольшому снижению уровня в водохранилище, образованном плотиной Иркутской ГЭС и возвращению озера Байкал в свои исконные берега.



Список литературы.

1. Авакян А.Б. и др. Водохранилища. – М.; Мысль, 1987. - 325 с.

2. Вода России. Водохранилища /Под науч. Ред. А.М.Черняева; ФГУП РосНИИВХ. – Екатеринбург: Изд. «АКВА – ПРЕСС», 2001, - 700 с.

3. Журавлев А Б. «Гидроэнергетике – рыночное ценообразование», С. 30-33, Энергетик, № 9, 2011 г., М., НТФ «Энергопрогресс»


Анатолий Борисович Журавлёв



Родился 18 ноября 1951 г. в Свердловске (ныне Екатеринбург) в семье инженеров. В 1974 г. закончил химический факультет УрГУ по специальности «электрохимия» и поступил в Уральский научно-исследовательский химический институт, где прошел путь от младшего научного сотрудника до заместителя директора по науке. В 1990 г. защитил диссертацию кандидата наук на тему: «Защита двигателей внутреннего сгорания от коррозии». Автор 9 изобретений и более 40 научных публикаций. Регулярно публикует статьи в научно-популярных и отраслевых изданиях. Основные области интересов: история науки, научный анализ в энергетике.


Материал отражает субъективную позицию автора




print email blog

Нравится: