RSS
Государство. Бизнес. Инновации

Ракета «воздух-воздух» уничтожила Турецкий поток


Эмоции по поводу сбитого российского бомбардировщика и последовавшего за ним обострения отношений с Анкарой как-то заслонили предысторию всего этого безобразия. А ведь у него, у безобразия, есть вполне рациональные предпосылки в сфере международной экономической политики.


Не договорились

В прошлом году стало ясно, что газопровода Южный поток не будет. Болгария отказалась от сотрудничества с Россией по этому проекту. Москва, как известно, в начале 2015 года переориентировалась на Турцию – нормальные герои всегда идут в обход – и при содействии лояльных кругов в ФРГ стала активно прорабатывать альтернативный вариант трубы – Турецкий поток.

Сначала все шло хорошо, но уже к осени стороны вошли в клинч, не договорившись по цене. Так, 6 октября глава Газпрома Алексей Миллер заявил, что компания не будет строить запланированные 3-ю и 4-ю нитки трубопровода. В проекте осталась только одна нитка, которая предполагала поставку 16 млрд кубометров на внутренний рынок Турции.

А уже 8 октября президент Турции Реджеп Эрдоган заявил, что Турция является главным покупателем российского газа, но если будет надо, она сможет получать его и из многих других мест.

Посему в небе над Сирией был сбит не только наш Су-24 – был поставлен окончательный крест на планах строительства Турецкого потока.

Кому это выгодно? Конечно, не только и не столько Анкаре, сколько ее партнерам. Причем не только по НАТО.


Сирийские туркмены

Обращу ваше внимание на то, что на прошлой неделе, за несколько дней до воздушной атаки, говорили турецкие власти. Турецкое информационное агентство Anadolu, ссылаясь на представителей кабинета министров, сообщало о том, что делегация Турции в ООН призывает Совет безопасности срочно рассмотреть вопрос «ударов авиации российских ВКС по селениям сирийских туркменов в районе Байырбуджак на севере Сирии».

Ранее в МИД Турции был вызван российский посол Андрей Карлов, которому был выражен протест в связи с «бомбардировками российской авиацией поселений сирийских туркменов».

А еще раньше глава турецкой внешней разведки (MIT) Хакан Фидан назвал военную операцию России в Сирии против террористического образования, называющего себя «Исламское государство» — «серьезным нарушением базовых принципов ООН» Для того, чтобы урегулировать эту проблему, считает Фидан, необходимо открыть в Стамбуле постоянное представительство «Исламского государства».

По сути, Фидан призвал относиться к ИГ как к субъекту международного права.

В общем, вступились турки за соседей.


Голубая мечта

А теперь давайте посмотрим на карту. Туркменистан и Иран обладают огромными запасами углеводородов – так, на них приходится свыше 21% мировых доказанных запасов газа (у РФ - более 17%). В каком-то смысле они конкуренты, но в одном союзны – им хочется продавать газ на ключевом рынке под названием Европа. И точно не через Россию.

Инфографика Deutsche Welle

Инфографика (С) Deutsche Welle

Инфографика (С) "Взгляд"


До 2009 года экспорт туркменского газа проходил по газопроводам на территории Казахстана и России. Россия скупала туркменский газ, а затем продавала европейским клиентам, как правило, по спотовым ценам. Но потом на фоне мирового экономического кризиса газ подешевел. Эксперт Восточного комитета немецкой экономики Мартин Хоффман отмечает: "Зная, что у Туркмении нет экспортных альтернатив, Россия в ультимативной форме потребовала от Ашхабада снизить цены до рыночных, а когда туркмены заупрямились, просто перекрыла трубу, объяснив такую меру некими техническими причинами. Это было настолько неожиданно, что на туркменской стороне просто не успели снизить давление, в результате труба лопнула".

Проект трубопровода из Туркменистана, через Турцию, в Европу – давняя «голубая мечта» некоторых игроков из Средней Азии. Раньше его реализацию осложняла проблема Ирана, но сейчас США и ЕС активно заигрывают с Тегераном, наметилась перспектива отмены торговых санкций в отношении Ирана уже в начале 2016 года. А значит, он сможет свободно продавать газ и нефть Европе.

Кроме того, в проекте создания трубы «Средняя Азия – Европа» готов участвовать Азербайджан. У него есть и огромное месторождение Шах-Дениз с запасами свыше 1,2 трлн кубометров газа, и действующий трубопровод в Грузию и Турцию. Контрольный пакет Шах-Дениза находится в руках British Petroleum и норвежской Statoil.

Собственно, по карте видно, что для создания Южного газового коридора ЕС осталось построить две трубы – Nabucco и TANAP. И ключевым звеном в этом проекте как раз является Анкара, которая явно сделала свой выбор.


Восток – дело тонкое

Объективно, и азиатским поставщикам углеводородов, и потенциальному транзитеру – Турции – выгоднее договориться с ИГ, будь оно хоть джином или шайтаном, чтобы наладить энергомост между Азией и Европой. Сплотившись, некоторые ближневосточные страны могли бы составить серьезную конкуренцию России на глобальном нефтегазовом рынке и управлять ценообразованием наравне с саудитами. А наши потоки – что Южный, что Турецкий – им, как кость в горле.

В этом контексте интересы России и США отчасти совпадают, в том числе в Сирии. Но лишь отчасти. Вашингтону не выгодно появление нефтегазового монополиста на европейском рынке – ни в лице России, ни в лице Ирана или других поставщиков.

США будут стараться разделять и властвовать, лавируя между разными интересантами, усиливая то одних, то других… Если представить Европу тяжело больным человеком, то США выступает по отношению к ней своеобразным «доктором», которому важно вручную контролировать ее систему жизнеобеспечения.

Восток – конечно, дело тонкое. Но прежде всего Восток – это базар, где торговцы разными способами отстаивают свои интересы. Чья-то силовая провокация успешно нарушила и без того зыбкие планы строительства Турецкого потока. Но теперь, красная стрелка на нашей карте может из проекта трубы превратиться в силовое воздействие России, которое способно разрушить чью-то «голубую мечту».



Проблема лишь в том, что военная операция НАТО и РФ в Сирии, которая призвана воспрепятствовать интеграции «происламского» блока (к религии все это не имеет никакого отношения, но я вынужден использовать такое определение), наоборот, может спровоцировать его интеграцию.


Илья Максимов, для портала "Энергия модернизации"

print email blog

Нравится: