RSS
Государство. Бизнес. Инновации

Дорожать будет только цинк?


Ирина Егорова, Главный геолог компании "Минерал-Инфо", выступила с аналитическим докладом на 11-м горнопромышленном форуме «Майнекс Россия 2015». Форум, информационным партнером которого стал портал "Энергия модернизации", прошел в Москве 6 - 8 октября.


Добычные возможности сырьевых баз твердых полезных ископаемых

Добычные возможности сырьевых баз твердых полезных ископаемых определяются как обеспеченность добычи запасами и\или ресурсами каждого вида сырья на каждом конкретном месторождении.

Рассматриваются добычные возможности сырьевых баз важнейших металлов и некоторых видов неметаллического сырья при уровне добычи 2011 г. на перспективу до 2025 г., и при уровне добыче 2014 г. на перспективу до 2030 г.


На слайде 2 показаны добычные возможности эксплуатируемых месторождений золота мира на базе их запасов в 2014-2030 гг. Отчетливо видно, что уровень добычи 2014 г. может быть выдержан еще только в 2015 г. Далее из-за истощения запасов ряда объектов, прежде всего российского Купола, добыча начнет сокращаться, и без ввода в строй новых месторождений к 2030 г. она упадет более чем вчетверо против 2014 г.

Проекты освоения новых месторождений с запасами золота, которые, как ожидается, войдут в строй в 2016 г. и в последующие годы, способны поддержать уровень добычи драгоценного металла из недр на сопоставимом с 2014 г. уровне, хотя и чуть более низком. Однако исчерпание запасов австралийского месторождения Проминент-Хилл в 2017 г., а затем Олимпиадинского и Кумтора заставляет ожидать продолжения спада производства после 2020 г.

Если же рассматривать добычные возможности мировой сырьевой базы золота с точки зрения ресурсов месторождений, то картина меняется – оказывается, что она достаточна не только для того, чтобы поддержать добычу золота на текущем уровне, но и дает возможность нарастить ее в ближайшие пять лет. Это связано с тем, что в мире имеется значительное число проектов освоения новых месторождений, для которых уже оценены возможные масштабы добычи и сроки ввода их в эксплуатацию, но промышленные запасы пока не подсчитаны. Однако этот прогноз будет выполняться только при условии, что все или большая часть реализуемых сегодня проектов освоения новых золотых месторождений будет завершена в срок. При этом проекты, на которых подсчитаны только ресурсы, чаще всего находятся на ранних стадиях развития, преимущественно scoping study. Вероятность консервации для таких проектов в условиях низких цен на сырье значительно выше, чем для проектов с высокой степенью готовности. Иначе говоря, реализация этих проектов зависит в основном от поведения цен на золото в ближайшие годы. А они, как известно, падают уже третий год подряд.


Добычные возможности сырьевых баз основных металлов выглядят еще более оптимистично.

Впервые мы проводили анализ добычных возможностей сырьевых баз мира в 2012 г., основываясь на данных о добыче 2011 г., когда цены на основные сырьевые товары находились на очень высоком уровне. Так, среднегодовая цена на товарные железные руды достигала в этом году почти 170 долл. за тонну железорудного сырья (ЖРС).

Высокие цены в этот период спровоцировали реализацию огромного количества проектов освоения новых железорудных месторождений в разных регионах мира, в том числе крупных, таких как Лак-Отелнук, КеМаг и ЛабМаг в Канаде, Калия в Гвинее и множество других, а на действующих предприятиях началось расширение мощностей.

Прогноз добычи в это время показывал, что, начиная с 2012 г., добыча начнет быстрыми темпами расти и к 2018 г. может увеличиться примерно в полтора раза, а на крупных месторождениях – почти вдвое.

Последовавшее вслед за этим падение цен на железорудное сырье, разумеется, несколько охладило энтузиазм горнодобывающих компаний, тем не менее, и сегодня многие из проектов освоения железорудных объектов продолжают развиваться. Так, уже в 2015 г. должна начаться добыча на месторождениях Серра-Сул-S11 в Бразилии, КеМаг и Лабмаг в Канаде, в 2016 г. войдет в строй рудник Лак-Отелнук в Канаде, в 2017 г. – Симанду в Гвинее. Каждое из этих предприятий будет давать 80-90 млн т ЖРС ежегодно. И это при ценах на него в 60 долл. за тонну. Понятно, что рост предложения на фоне снижающегося спроса со стороны Китая и слабой европейской экономики, скорее всего, приведет к дальнейшему спаду цен на это сырье.


Очень близкую картину мы видим на диаграммах прогноза добычи бокситов и медных руд. Если в 2012 г. мы прогнозировали рост добычи бокситов в мире на 70-80%, то сегодня мы видим, что уже к 2017 г. она может вырасти на четверть, и этим возможности ее роста не исчерпываются.


Полуторакратный рост выпуска рудничной меди к 2018 г., который прогнозировался три года назад, в значительной степени должен был обеспечиваться вводом в строй таких крупных объектов как Ую-Толгой в Монголии, Салобу в Бразилии, Сьерра-Горда (Чили), Торомочо (Перу), Галор-Крик (Канада).

На сегодняшний день из 23 крупных месторождений с запасами меди, освоение которых велось в 2012 г., девять уже эксплуатируются, в том числе одно из крупнейших меднопорфировых месторождений Ую-Толгой, на семи объектах работы по вводу в строй продолжаются и только пять проектов приостановлены.


Таким образом, предложение на рынке меди, также как и на других сырьевых рынках, за эти годы значительно выросло. Не это ли явилось причиной снижения цен на сырье?


Сегодня число месторождений, находящихся в стадии освоения, в мире сильно сократилось против того, что мы наблюдали в 2012 г., особенно это касается крупных проектов. В настоящее время мы прогнозируем рост добычи меди на крупнейших месторождениях к 2018 г. примерно на 20% относительно уровня 2014 г. При этом не менее трети ее должно обеспечить Удоканское месторождение в России, что при сегодняшнем уровне цен на медь и экономической ситуации в стране едва ли это осуществимо.


Только один вид сырья показывает сегодня принципиально иную динамику – это цинк.

При анализе добычных возможностей на базе 2011 г. прогнозировалось, что истощение запасов месторождений Брансуик в Канаде и Наван в Ирландии в 2014 г. будет компенсировано вводом в строй Озерного месторождения в России, а затем добыча начнет расти за счет месторождений Дугалд-Ривер и Леди-Лоретта в Австралии, Лик в США и других. И только в 2018 г. прогнозировался спад добычи, связанный, прежде всего, с истощением запасов на австралийском месторождении Сенчери.


Однако сырьевая база Сенчери оказалась меньше, чем ожидалось, и добыча на нем будет прекращена уже в 2015 г. Из реализовавшихся крупных проектов в строй введена только Леди-Лоретта, начало добычи на других объектах откладывается. Так, на Озерном месторождении ввод в эксплуатацию с 2013 г. сдвинут на 2019 г., причем на первые четыре года проектируются сравнительно небольшие объемы, а начало масштабной добычи планируется только в 2023 г. В результате на ближайшие годы прогнозируется спад добычи цинка в мире.


Результатом ожидания снижения предложения цинка стал рост цен на него уже в 2014 г. Этот рост пока невелик, но, если прогноз подтвердится, дефицит металла в ближайшие годы будет расти, а это может привести к значительному росту цен на него. А в этом случае могут быть возобновлены законсервированные ныне проекты.


Количество проектов освоения новых объектов с запасами и ресурсами основных металлов, реализуемых в мире в период 2009-2011 гг., позволяло существенно - иногда в полтора-два раза - увеличить их добычу к 2016-2020 гг. Перспективы дальнейшего наращивания добычи большинства металлов выглядели более неопределенно, но снижение добычи прогнозировалось только для золота. Замедление мировой экономики в 2012-2014 гг. привело к консервации множества таких проектов, в связи с чем прогноз добычи существенно снизился, а добыча некоторых металлов, в частности, цинка, сократилась в связи с исчерпанием запасов крупных эксплуатируемых месторождений. Это делает актуальным возобновление проектов освоения новых объектов.



Справка "Энергии модернизации":


Ирина Егорова

Закончила геологоразведочный факультет Московского геологоразведочного института в 1974 г., до 1997 г. - инженер в Центральном научно-исследовательском институте цветных и благородных металлов, до 1986 г. - начальник партии в научно-исследовательском секторе Московского геологоразведочного института, до 1996 г.- преподаватель, а затем доцент кафедры полезных ископаемых того же института. В 1990 г. защитила кандидатскую диссертацию об особенностях генезиса хризотил-асбеста Джетыгаринского месторождения в Казахстане. С 1996 г. работает в Центре Минерал ФГУНПП Аэрогеология, сначала аналитиком, а затем главным геологом, а с 2008 г. - главным геологом ООО "Минерал-Инфо".

print email blog

Нравится: