RSS
Государство. Бизнес. Инновации

Российская экономика достигла «дна»

Российский и мировой рынок стали — итоги недели (19-26 июля 2015 г.)

Очередная неделя опять заканчивается на минорной ноте. Нефть сорта «брент» впервые с апреля упала ниже $55 за баррель под влиянием неблагоприятных тенденций в мировой экономике и негативных ожиданий, связанных с грядущим расширением иранского нефтяного экспорта, хотя на самом деле это произойдет не раньше будущего года. Рубль соответственно установил новый четырехмесячный минимум, опустившись до более 58 руб. за доллар.

Впрочем, все это можно смело считать краткосрочными колебаниями. По-настоящему же важно, в каком состоянии находится сейчас российская экономика. В том, что она достигла «дна», особых сомнений у подавляющего большинства экспертов нет. Основной вопрос заключается теперь в том, как долго она останется на этом дне и когда, наконец, начнет с него подниматься.

Как всегда, наиболее оптимистично настроены в правительстве. Как, в частности, считает премьер-министр Дмитрий Медведев, отечественная экономика выйдет на траекторию роста в конце текущего — начале будущего года. Министерство экономического развития, как сообщают «Ведомости», пришло в восторг от увеличения валовой прибыли российских компаний в январе-мае на 57% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и теперь ожидает, что эти финансовые ресурсы будут вложены в развитие. Правда, в первом полугодии инвестиции в основной капитал сократились, по данным Росстата, на 5,4% по сравнению с тем же периодом годичной давности, а в июне отдельно — на 7,1%, но власти однозначно видят свет в конце туннеля.

Совсем иной взгляд демонстрируют специалисты Альфа-банка, Сбербанка и ВЭБа, которые практически одновременно обнародовали свое видение текущего состояния экономики страны. По их мнению, положительных перемен пока что не наблюдается. К началу третьего квартала замедлились темпы спада, и все. Нет предпосылок ни для повышения инвестиционной активности, ни для расширения спроса. Кризис из острой фазы переходит в хроническую, но все равно остается кризисом.

Пожалуй, банковские аналитики правы в том, что дела в экономике по-прежнему идут плохо. Однако очень большую долю вины за это должны нести сами банки, резко сократившие объемы кредитования как реального сектора, так и частных лиц. Например, по данным Объединенного кредитного бюро, в мае российские банки выдали физлицам в 2,2 раза меньше кредитов, чем в апреле и в 3,1 раза меньше, чем в мае 2014 года.

Компании из-за тотального дефицита внешнего финансирования вынуждены держать больше средств на своих счетах, что полностью съедает тот рост прибыли, о котором так радовалось Министерство экономического развития. Без денег нет новых проектов, из-за этого с большими перебоями идут процессы импортозамещения. Потребители, отказавшиеся от резко подорожавшего из-за девальвации рубля импорта, не стали больше покупать российской продукции. Они не покупают вообще ничего, сберегая средства на черный день, который, по их мнению, еще впереди. Недоверие бизнеса к национальной валюте и собственному правительству — это еще один признак продолжающегося кризиса.

Конечно, нельзя сказать, что реальный сектор российской экономики вообще брошен на произвол судьбы. Правительство увеличило объем субсидирования ипотеки с 400 млрд. до 700 млрд. руб. С целым рядом инициатив выступил президент Владимир Путин. Он, в частности, после завершения Петербургского экономического форума поручил правительству к 1 октября проработать вопрос о налоговой льготе промышленным предприятиям на сумму капитальных вложений в модернизацию, а до 1 ноября — создать в регионах штабы, которые будут разрабатывать «дорожные карты» по улучшению инвестиционного климата. Уже до 15 августа правительство и «Деловая Россия» должны выдвинуть предложения по созданию системы трансфера зарубежных технологий на российские предприятия.

Во всем этом, безусловно, есть прямой смысл. Но все это не будет работать, пока не решены ключевые проблемы, которые не дают российской экономике возобновить рост. Любая бизнес-деятельность, как известно, нацелена на совершение продаж. Поэтому для нее критически важно наличие платежеспособного спроса. Источников же конечного потребления ровно три. Это, во-первых, население, во-вторых, государство и, в-третьих, экспорт. В принципе, к этому еще можно добавить потребление средств производства, т. е. рынок В2В, но он имеет промежуточный характер и в конечном итоге сводится к одному из трех основных источников.

Что же с ними сейчас происходит в России?

Минэкономразвития с чувством глубокого удовлетворения заявляет о снижении доли зарплат в ВВП, считая, что этот фактор должен способствовать увеличению прибыли предприятий и расширению инвестиций. На самом же деле все происходит с точностью до наоборот. Именно падение покупательной способности населения, рост безработицы и неуверенности в завтрашнем дне является одной из основных причин экономического спада. Люди стали в целом меньше зарабатывать и поэтому меньше покупать. По этой причине плохо работает импортозамещение потребительских товаров.

«АвтоВАЗ», по словам президента компании Бу Андерссона в первом полугодии увеличивший свою долю российского рынка до 19% против 16,5% в тот же период годичной давности, намерен в третьем-четвертом кварталах сократить выпуск автомобилей до около 200 тыс. по сравнению с 288 тыс. в январе-июне. При этом, по его словам, никто не знает, как будет развиваться ситуация на рынке. Несмотря на предоставляемые субсидии в этом году резко упало ипотечное кредитование. Наблюдается значительный спад по розничным продажам, расходам на отдых и досуг, из-за чего девелоперы не видят необходимости в строительстве новых торгово-развлекательных центров. Со скрипом идут даже инвестиции в сельское хозяйство, которое, по идее, должно было бы выиграть больше всех от контрсанкций и девальвации рубля.

Государство из-за падения цен на нефть действительно стало получать меньше доходов. Однако налоговые поступления значительно упали еще и из-за сократившейся экономической активности. В этой ситуации жесткая экономия смерти подобна, как показал печальный пример Греции. Другое дело, что в качестве антикризисной меры требовалось решительное перелицевание бюджета с беспощадным урезанием непроизводительных и несоциальных затрат, каковых в России более чем хватает. Правительство же пошло по пути наименьшего сопротивления, сократив расходы на инвестиционные программы, зарплаты и пенсии, что как раз усилило негативные экономические тенденции.

С экспортом дела тоже обстоят довольно печально. Теоретически снижение курса рубля должно было повысить конкурентоспособность российской продукции на международных рынках, но... для этого сначала надо ее иметь. Наиболее успешные экспортеры высокотехнологической промышленной продукции в России — это производители оружия и атомщики, а на этих рынках вопрос цены не первостепенный. Перед отечественным машиностроением стоит сейчас задача возрождения и отвоевания внутреннего рынка от импорта. Некоторые компании, например, тот же «АвтоВАЗ», сумели действительно нарастить в этом году экспорт, но, увы, слишком узок их круг... Кроме того, в современной России, по сути, нет действенного механизма поддержки внешних поставок передовой промышленной продукции.

В общем, пока ситуация с уровнем спроса на продукцию российских предприятий не улучшилась, из спада мы не выйдем. И если не говорить о структурных изменениях в экономике, которые по определению быстро не происходят, оживление могут запустить, пожалуй, только снижение процентных ставок до докризисного уровня, что, очевидно, не произойдет до будущего года, или рост цен на нефть, которого в ближайшие месяцы, очевидно, не состоится. Все остальное, по-видимому, может происходить по ведомству отдела фантастики, который у нас, как известно, на другом этаже.

На российском рынке стали, тем не менее, нынешняя ситуация выглядит не такой уж и трагичной. Спрос на прокат достиг максимального уровня благодаря сезонному оживлению в строительной отрасли и примерному уравнению конечного и видимого потребления. Слабый рубль ограничивает объемы импорта, что особенно заметно на рынке листового проката с покрытиями, производители которого поддерживают высокий уровень загрузки мощностей. Металлургические компании анонсировали на август повышение котировок на непокрытый листовой прокат в пределах до 3-4% и, возможно, сдвинут вверх котировки на арматуру, хотя потребители, очевидно, будут выступать за пролонгацию цен текущего месяца.

Важные изменения наметились во второй половине июля на мировом рынке. Китайские компании, обрушив экспортные цены до уровня 2003-2006 годов и обнаружив, что они опустились ниже себестоимости, начали прилагать реальные усилия к приостановке спада. Этому в немалой степени способствовала стабилизация на внутреннем рынке, где некоторое подорожание железной руды потянуло за собой увеличение стоимости проката.

За последнюю неделю экспортные котировки на китайскую заготовку прибавили до $20 за т, дав возможность российским поставщикам данной продукции немного перевести дух. Одновременно прекратил дешеветь и металлолом, а окончание Рамадана дает надежду на активизацию спроса и улучшение ценовой ситуации на ближневосточном рынке сортового проката.

Более сложной выглядит обстановка в секторе листовой продукции. Здесь китайцам удалось пока что лишь приостановить падение, а понижательные настроения на рынках еще очень сильны. Российским компаниям в середине июля пришлось пойти на уступки при заключении контрактов с турецкими и европейскими покупателями, понизив котировки, в среднем, на $10-15 за т по сравнению с началом месяца. При этом, у отечественных производителей снижаются не только цены, но и объемы экспорта, в частности, в Европу. Не получая достаточно заказов на машиностроительную продукцию от Китая и России, европейская промышленность вновь вступила в состояние стагнации, выхода из которого пока не предвидится.

Как обычно, металлурги возлагают надежды на осень, когда, как принято ожидать, активизируется спрос и должны пойти вверх цены. Вот только, увы, это сезонное правило, похоже, перестало работать. После 2008 года осенний рост цен на прокат на мировом рынке наблюдался лишь дважды, причем, в 2009 и 2010 годах. А нынешняя ситуация, пожалуй, не располагает к оптимизму с любой точки зрения.

Энергия модернизации, по материалам metalinfo.ru

print email blog

Нравится: